Продюсер Маркос Кантис: "Кофе - напиток молодых"

Восторженную реакцию вызвал в Петербурге немецкий фильм "Oh Boy". В интервью DW его продюсер Маркос Кантис рассказывает о фильме, об исчезающем Берлине и своей любви к России.

Фильм "Oh Boy" собрал в Германии множество наград (в том числе и приз за лучшую дебютную режиссерскую работу. Немецкая трагикомедия стала хитом и в Санкт-Петербурге, где ее показали. В зале не было ни одного свободного места. Корреспондент DW встретилась с продюсером фильма Маркосом Кантисом (Marcos Kantis), чтобы узнать, как удалось с бюджетом всего 300 тысяч евро, с крошечной съемочной группой (20 человек) и за 20 дней снять такое прекрасное кино.

Deutsche Welle: Фильм снимался в Берлине. Наверное, другой город здесь был бы невозможен?

Маркос Кантис: Да, пожалуй, вы правы. Я сам живу в Берлине 17 лет, очень люблю этот город. И для нас было важно показать исчезающий Берлин. Например, сегодня уже нет альтернативного культурного центра "Тахелес", который можно увидеть в фильме, на его месте построят банк. Исчезает целый пласт культурной жизни Берлина. Раньше он славился как город, где можно было жить на очень маленькие деньги, но и это уходит. А вместе с дешевизной исчезает и некоммерческое искусство. Раньше все работали, чтоб показать сделанное друзьям, а теперь, чтобы попасть в художественную галерею и заработать деньги.

Сцена из фильма Oh Boy

Сцена из фильма "Oh Boy"

Когда Берлин еще был разделен, его восточная часть была столицей ГДР, а западная - остров, анклав, куда съезжались аутсайдеры, люди альтернативных культур, те, кто не имел работы, скрывался от полиции ФРГ. А когда Стена, разделявшая город, рухнула, появилось особенное расположение духа, свое настроение. Многие небогатые, но талантливые люди переезжали в Берлин, где рождалось новое искусство.

- Вы могли бы назвать Нико, героя фильма "Oh Boy",героем нашего времени?

- Героем? Может быть. Но, мне кажется, он символизирует перемены. Свободная жизнь, вольнодумство, стремление пробовать что-то новое, - это уходит, надо быстрее решаться, надо делать карьеру, зарабатывать деньги, навязываться. Когда я закончил школу, я вообще не представлял, что я хочу делать и пошел на экономический факультет зачем-то. Потом понял, что меня интересует кино, но если бы на меня давили, то возможно я сейчас был бы унылым и несчастным менеджером.

- Вы не думаете над продолжением фильма?

- У нас были мысли снять и "Oh Girl", но в в США как раз вышел фильм "Милая Френсис" режиссера Ноа Баумбаха. Этот фильм похож на наш. Он черно-белый, с джазовой музыкой, в принципе, и героиня тоже ищет себя. Хорошо, что снимались наш фильм и картина Баумбаха одновременно, а то бы сказали: "Ага! Вы скопировали!"

Если героини похожи, то, возможно, это некий типаж, типичный для наших дней. Я встречал много Ников. В Берлине их больше, но и в Петербурге хватает. Такихможно, наверное, встретить в любом большом городе. Это как кофе в нашем фильме - типичный напиток молодых, которые сидят и что-то сочиняют, думают, что у них есть гениальные идеи, но ничего так и не делают. Такие люди есть и в Берлине, и в Петербурге. Везде.

- Вы работали также над российским фильмом "Монгол"...

- Работал. Но это совсем другая история. "Монгол" - широкомасштабный исторический фильм, совсем иной, чем "Oh Boy". Если в работе над нашим участвовали 20 человек, то съемочная группа "Монгола" - 300. Если "OhBoy" мы снимали 20 дней, то "Монгола" - больше трех месяцев. В России, кстати, я первый раз побывал в 1993 году, в Санкт-Петербурге, три месяца проходил практику в фирме "Ракета", которая делает часы. Тогда я занимался маркетингом. С того времени и люблю Россию. Она совсем иная, русский размах во всем, не сравнить с немцами.

Сцена из фильма Oh Boy

Сцена из фильма "Oh Boy"

- Ваш фильм не взяли на "Оскара", жюри выдвинуло другой. Обидно?

- Признаюсь, что поначалу я очень расстроился, когда нас не выбрали. Мы получили уже много призов и были бы рады представлять Германию на конкурсе "Оскар". Но вчера я вместе со зрителями в России первый раз увидел "Две жизни", который номинировало немецкое жюри, и должен сказать, что это потрясающий фильм. Правда, посылать фильм, где идет речь о нацизме, значит поставить на мнимо гарантированный успех. Не знаю, пройдет ли это в очередной раз. Номинировать "Oh Boy" было бы смелее. Это не значит, что какая-то из этих лент лучше или хуже. Они совершенно разные. Просто послать нашу было бы смелее.

Со стратегической точки зрения Германии стоило номинировать "Две жизни", у этого фильма больше шансов. Но мы попробуем показать "Oh Boy" в Америке, посмотрим, понравится ли он публике.

http://www.dw.de/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%8E%D1%81%D0%B5%D1%80-%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%BE%D1%81-%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%81-%D0%BA%D0%BE%D1%84%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BA-%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D1%8B%D1%85/a-17281624?maca=rus-rss_rus_yandex_new_comments_2-4163-xml